Italian IT Russian RU

Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

Ордынские Итальянцы — Ильиных

Более 20 уроженцев Новосибирской области сражались в партизанских итальянских отрядах, но в этой статье мы расскажем о трёх гарибальдийцах Ордынского района.

Это Лаврентий Васильевич Головин, уроженец Усть-Луковки, Федосей Николаевич Коряковцев из Пушкарева и Петр Иванович Ильиных, уроженец Рогалева. Чем не сюжет для приключенческого романа?

Хотя, если подумать, не дай Бог никому таких приключений, даже если они и заканчиваются благополучно …

Петр Иванович Ильиных

(1918 — 9.5.1975)

Мог ли представить себе девятнадцатилетний кузнец Петр Ильиных, уходя на службу в Красную Армию еще до войны, что возвращаться на ордынскую землю ему придется следующим маршрутом: Италия — Северная Африка — Иран — Азербайджан — Грузия — Новосибирск — село Рогалево?

И что ждут его, артиллерийского сержанта, жестокие поединки с немецкими танками под стенами древнего Новгорода в 1941 -м, окружение в 1942-м, плен, бесконечная череда немецких концлагерей, голод, издевательства, побои, унижения — и так несколько лет подряд?

…Самым страшным оказался лагерь для военнопленных в Эстонии. В той самой маленькой, но гордой демократической Эстонии, где сегодня ветераны «СС» живут в почете и уважении, а день Победы решили раз и навсегда отменить. Вот такой новый и красивый обычай установили у себя горячие эстонские парни. А складываться он начинал как раз весной 1942 года, на глазах Петра Ильиных.

Комендант эстонского лагеря обожал устраивать для военнопленных то, что он именовал спортивными соревнованиями. К перекладине виселицы на веревке подвешивалась корка хлеба.

Каждому предлагалось, разбежавшись, подпрыгнуть и вцепиться в эту корку зубами.

Если у обессиливших от голода людей на это не хватало сил, их добивали штыками и прикладами прямо на плацу. Те, кто промахивались, должны были ползти по лагерному плацу наперегонки.

Приползшего последним расстреливали, предварительно заставив его выкопать могилу.

Бывшего кузнеца Бог силой не обидел. До плена Петр Ильиных, выбираясь из окружения, нарвался с товарищами по несчастью в лесу на двух немецких солдат. Обоих пришлось задушить голыми руками, так как патронов не было. Одного прикончил Ильиных, со вторым едва справились шестеро. Но на бурде из картофельных очисток и конских кишок, которую выдавали через день, он, в конце концов, «дошел» настолько, что не смог допрыгнуть до проклятой корки, и, упав на землю, потерял сознание. Голодный обморок оказался столь глубоким, что Ильиных не реагировал ни на удары плетью и прикладами, ни на кованые сапоги эстонских эсэсовцев, топтавших его тело…

Если эти подонки еще живы, то на них наверняка молятся сегодня эстонские политики. Как же, бесстрашные борцы с коммунистическим игом!

А старушка Европа, вкупе с мировой демократической общественностью, благодушно помалкивает, потому что давно засунула свой язык в одно место. Запомним это, читатель, и расскажем об этом нашим детям и внукам, которым предстоит жить после нас в этом прекрасном толерантном сообществе. Которое, кстати, постоянно и неустанно учит нас, россиян, уму-разуму.

Облегчив душу, автор продолжает свое повествование.

…Сочтя Ильиных покойником, охранники оттащили его к куче трупов, торопясь вернуться к продолжающимся «соревнованиям».

Ночью, убедившись, что Петр жив, товарищи, рискуя собой, перенесли его в барак, где нашего героя выходил Александр Скороходов, друг Ильиных.

Летом 1943-го военнопленных загнали в вагоны и повезли в Италию.

В сентябре этого года Петр Ильиных и его товарищи оказались в Риме, находившемся под немецким контролем. Работали грузчиками, день за днем грузили в эшелоны станки и  оборудование, награбленное в Италии продовольствие, предметы искусства.

Юг Италии уже контролировали союзники, поэтому Ильиных и его товарищи задумали бежать к партизанам, благо среди итальянских грузчиков объявился партизанский связной, специально посланный для установления связи с советскими военнопленными.

Далее события развивались по всем канонам приключенческого жанра.

За несколько часов до побега в барак военнопленных ворвались эсэсовцы, предупрежденные провокатором.

Тринадцать человек заковали в кандалы и отвезли в тюрьму городка Монтеротондо, расположенного в 25 километрах от Рима. Приговор оказался таким, какого и следовало ожидать — расстрел. Надеясь выиграть время, осужденные подали прошение о помиловании, тем более что им настойчиво предлагали это сделать. Прошение было рассмотрено немецкими властями и… оставлено без внимания. О чем смертников проинформировали со всей немецкой педантичностью.

Петр Ильиных, и его земляка, Федосея Коряковцева, знакомство с которым состоялось именно тогда, спасло чудо. Роль ангелов-хранителей в нем выпала итальянским партизанам, напавших на тюрьму в ночь накануне казни 25 сентября 1943 года.

Итальянская компартия, возглавлявшая партизанское движение, уже давно поставила целью влить советских военнопленных в свои отряды, справедливо полагая, что советский боец по своему боевому опыту и ненависти к фашизму стоит десятка немецких солдат, не говоря уже об итальянских.

К моменту освобождения Ильиных, Коряковцева и их одиннадцати товарищей в окрестностях Рима действовали три партизанских отряда, в рядах которых воевали советские патриоты.

Связником между русскими и итальянцами выступал «товарищ Алессио» (для итальянцев), он же «товарищ Червонный» (для русских), человек сложной и трудной судьбы, эмигрант из России А.Н. Флейшер. Потомок обрусевших датских купцов, он был вывезен из России ребенком своим отцом, офицером армии Врангеля.

Перепробовавший за свою эмигрантскую жизнь немало рабочих профессий, Алексей Флейшер вступил в Сопротивление, где стал чем-то вроде специалиста по работе с советскими людьми, оказавшимися в Италии, подобно ордынцам, не по своей воле.

Благодаря «Червонному», бежавшие из плена обрели в Риме совершенно уникальное убежище — посольство королевства Тайланд, в котором, после эвакуации дипломатов, он числился сторожем. Вилла «Тай» пользовалась правом дипломатической неприкосновенности, находясь в полном распоряжении итальянских и русских партизан, устроивших в ней нечто среднее между явочной квартирой и перевалочной базой.

В декабре 1943 года Алексей Флейшер получил приказ о переброске группы Ильиных из одного партизанского отряда в другой, более крупный, действующий к югу от Рима.

— Добираться придется через Рим. Разбирайте паспорта и, для начала, запомните свои новые имена и фамилии, — инструктировал он новоявленных «итальянцев».

Так Петр Ильиных стал Кяри Луиджи ди Петро. На итальянском, разумеется, никто из них не мог связать двух слов. Поэтому решили, что в автобусе все будут молчать, смотреть в окно или дремать и вообще вести себя как можно незаметнее.

Не тут-то было!

Не успела эта компания проехать и половину пути, как в автобус вошел немецкий патруль и начал проверку документов. Шансов выкрутиться не было никаких, если бы не счастливый случай в облике необъятной сеньоры, которой Ильиных, пятясь от приближающегося патруля, нечаянно наступил на ногу. Последовавший за этим взрыв знойного южного темперамента сорвал проверку начисто. Итальянка закатила такую сцену, что бедному «Луиджи ди Петро» оставалось только беспомощно жестикулировать, а всем остальным, включая и немцев, от души потешаться над несчастным подкаблучником. Когда Ильиных с товарищами вывалились, все еще не веря своей удаче, из автобуса, немцы проводили их криками, смысл которых ему перевел Флешер, когда они добрались до виллы «Тай»:

— Вот они, союзнички, такие навоюют! Он же слово ей сказать боится, итальяшка несчастный!

Отдохнув на вилле «Тай» и вооружившись хранившимся там оружием, группа двинулась за город по подземельям римской канализации, затем — по горным и лесным тропам, пока Флейшер не привел их в партизанский отряд, с восторгом встретивший советских бойцов. (на фото верхний ряд пятый слева)

Начались партизанские будни: разведрейды, засады, нападения на немецкие части, вылазки на дорогах — обстрел автоколонн, закладка мин.

Приведем эпизод из книги знаменитого советского писателя поисковика Сергея Сергеевича Смирнова «Рассказы о неизвестных героях», изданной в Москве в 1964 году, некогда очень популярной в СССР, в котором рассказывается о нашем земляке.

«Серьезную диверсию сумела совершить в районе местечка Джендзино группа Коляскина (А.В. Коляскин бежал из плена вместе с Ильиных. — Авт.). Это было в декабре 1943 года. Партизанская группа получила задание разведать и взорвать немецкий перевалочный склад боеприпасов и амуниции. Командир группы Коляскин решил сам провести разведку и взял с собой Ильиных, отчаянного и предприимчивого партизана. Они ночью добрались до склада, нашли удобное место на соседней высотке в виноградниках и весь следующий день вели наблюдение. Склад, как оказалось, охраняли всего двое караульных, сменявшихся днем и ночью через два часа. Шагали они вдоль передней стены ограды с автоматичностью механизма. Направляясь с двух противоположных углов навстречу друг другу, они сходились на середине и, сделав поворот кругом, снова расходились. Словом, охрана была не такой многочисленной, как предполагали, и, посоветовавшись, Коляскин и Ильиных решили, что незачем вести сюда весь отряд, они вполне могли справиться вдвоем. Они выждали до ночи и осторожно подползли к углу склада. Как только гитлеровец, дойдя до этого угла, повернулся кругом, Ильиных мгновенно накинул ему сзади на голову свою шинель и заколол кинжалом. Темнота мешала второму часовому видеть своего напарника, а снять фашиста Ильиных сумел совершенно бесшумно.

В несколько секунд сибиряк стащил с убитого его шинель, надел на себя, нахлобучил на голову каску и, взяв автомат часового, зашагал так же, как он, навстречу второму гитлеровцу. Тот ничего не заметил и, когда они встретились на середине, сделал привычный поворот кругом. Ильиных тотчас же прыгнул ему на спину, и все произошло так же быстро и бесшумно, как с первым.

Охрана была ликвидирована.

Здесь, в складе, стояли и бочки с бензином. Черпая касками, партизаны облили штабеля амуниции, ящики со снарядами и патронами. Коляскин чиркнул спичкой, и оба стремглав бросились бежать в темноту, торопясь подальше уйти от взрыва. А сзади, разгораясь и поднимаясь все выше, плясало пламя пожара. Добежав до придорожного кювета, они ничком упали на землю. И в это время услышали могучий взрыв, почти подбросивший их. Склада больше не существовало».

В богатыря из далекой загадочной Сибири просто невозможно было не влюбиться. И в Петра Ильиных отчаянно влюбилась юная партизанка Лютенция, черноглазая красавица, коммунистка и … самая богатая невеста во всей округе! Разумеется, скоро об этой любви знал весь отряд.

— Женись, Луиджи! — с жаром уговаривали Петра итальянские друзья. — Пожалей девчонку, она прямо сохнет по тебе. Опять же, у ее отца самые лучшие виноградники в нашей местности, это ты знаешь? Старику уже недолго осталось, женишься, через год-другой сам станешь хозяином. Отлично заживешь, парень, только не упусти счастье, которое само идет тебе в руки. О Санта Мадонна, хоть ты вразуми этого русского медведя!

Ильиных только отмалчивался да краснел, встречаясь взглядом с Лютенцией. Наконец, не выдержав, объяснился как мог, мешая русские слова с итальянскими. Мол, в Сибири у него осталась жена, которую он горячо любит. Поэтому, как бы это сказать по-вашему…

Лютенция все поняла. И на следующий день, закинув автомат на плечо, ушла в другой партизанский отряд.

Вскоре Лютенция погибла в бою.

Послевоенные годы

Петр Иванович воевал в Италии, а в далекую сибирскую деревеньку Рогалево пришло страшное известие, что в июне 1942 года Петр Иванович Ильиных пропал без вести. Маленькая дочка умерла от оспы, а молодая жена Наталья осталась одна. После войны она переехала в деревню Пушкарево Ордынского района и вышла замуж.

А Петру Ивановичу после освобождения Италии в 1944 году не суждено было вернуться домой, он снова попал в лагерь, только уже советский, который был расположен в Красноярском крае. Там бывшие военнопленные проходили госпроверку. Там же после лагеря встретил он и свою вторую жену Полину, с которой в 1947 году вернулся в родное село.

В 1954 году, когда на реке Обь в районе города Новосибирска была построена ГЭС, Ильиных переехали из села Рогалево в село Кирза, поближе к большой воде. Поселились в доме на высоком берегу, в месте слияния речки Кирза и реки Обь. Из окон высокого дома все село как на ладони! Петр затем помог переехать в Кирзу и младшему брату Александру Ивановичу, и сестре Екатерине Ивановне с семьями. Стали жить и работать в совхозе Кирзинский. Полина работала дояркой на ферме, а Петр — конюхом, комбайнером, скотником. У них родились четверо детей: три дочки и сын.

Татьяна Петровна Щетинкина вспоминает: «Петр Иванович был очень веселый человек. У него был красивый голос, он хорошо пел, мог на ходу сочинить частушку, подыгрывая себе всем, что попадет под руку: таз, печная заслонка, угольный утюг. А когда собирались родственники, то никто не мог его переплясать!»

Шла мирная жизнь, но по ночам Петр Иванович продолжал сражаться с фашистами. Часто просыпались дети от крика «Daba!» , что в переводе с итальянского «Берегись!». Не забыли его и те, с кем он вместе сражался в Италии. 3 января 1963 года пришло письмо от Алексея Флейшера, отыскавшего через 17 лет своего бесстрашного партизана «Петруся». Вот строчки из этого письма:

«Дорогой мой Петрусь! Дорогая моя Полинушка и вся ваша славная детвора… В добавление к моей новогодней открытке хочу порадовать вас, «милых римлян», с приятной новогодней весточкой от нашего Сергея Сергеевича Смирнова…» Флейшер рассказал о том, что писатель Сергей Смирнов работает над материалами о боевых действиях русских партизан в итальянском сопротивлении фашизму.

«Не теряй с нами связи, Петрусь. Нас немного осталось, и мы должны помнить погибших товарищей и дорожить нашим незабвенным прошлым», -писал Алексей Флейшер.

И в этом же году приехали в Кирзу в гости к Петру Ивановичу и его семье бывший командир партизанского отряда Алексей Николаевич Флейшер и командир группы Алексей Васильевич Коляскин. В 1964 году Петр Ильиных и его боевой товарищ, с которым они прошли вместе и плен, и бои в Италии Федосей Николаевич Коряковцев выступали на Новосибирском телевидении с рассказом о борьбе с фашистами в рядах итальянского Сопротивления.

Орден Красной Звезды

В 1968 году Петру Ивановичу пришло приглашение на встречу однополчан в Москву, но И.Ф.Чернов, бывший в то время директор совхоза «Кирзинский», не отпустил его, сказав, что предателям Родины, бывшим пленным, в Москве делать нечего. И только вмешательство итальянских товарищей, вышедших на Ордынский РК КПСС (Районный Комитет Коммунистической Партии Советского Союза), и по телеграмме Комитета Ветеранов СССР, помогло, и Петр Ильиных приехал в Москву, где ему за мужество и отвагу был торжественно вручен Орден Красной Звезды.

В 1972 году Петр Иванович ездил на встречу участников итальянского сопротивления в г. Тулу, куда приезжала и Идрана Монтанья, хозяйка одной из конспиративных квартир в оккупированном фашистами Риме. Она в годы войны помогала переправлять бежавших пленных в партизанские отряды.

Умер Петр Иванович в 1975 году. Последние два года жизни сильно болел, но праздник 9 мая был для него святым. В доме накрывали праздничный стол, он с нетерпением ждал, когда же начнется праздничный салют в столице. В этот год Петр Иванович очень ждал Алексея Коляскина, который обещал привезти совсем недавно выпущенную в тираж книгу тульского писателя А. А. Елкина «Приобщение к подвигу», где был описан эпизод с участием П. И. Ильиных.

Щетинкина Екатерина Ивановна, сестра Петра Ивановича, рассказывала: «Петю сильно донимали сердечные боли, он метался, то просил положить его на диван, то на пол. И вот в 9 мая 1975 года в 9 часов вечера на такси из Новосибирска приехал Алексей Коляскин. В дом внесли большие часы и книгу. Взяв в руки долгожданную книгу, Петр Иванович попросил положить его на пол. Он листал книгу и что-то бормотал, видимо вспомнил все. Но когда новые часы пробили одиннадцать, в Москве в это время начался победный салют, Петр Иванович еще три раза глубоко вздохнул и замер».

Похоронили Петра Ивановича на сельском кладбище рядом с могилой его матери.

продолжение (21.09.2022) …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Ордынские Итальянцы — Головин
    Лаврентий Васильевич Головин (5.8.1911 — 20.12.1998) История третьего ордынского «итальянца», Лаврентия Васильевича Головина, во многом похожа
  • КРАСНОКУТСКИЙ Николай Александрович
    КРАСНОКУТСКИЙ Николай Александрович (1819-1891) Родился 1 января 1819 года в селе Конашевка Льговского уезда Курской губернии. Отец его, полковник
  • Ордынские Итальянцы — Коряковцев
    Федосей Николаевич Коряковцев Вместе с Ильиных в отряде Алексея Коляскина храбро сражался Федосей Николаевич Коряковцев (на фото верхний ряд второй
  • Баумгартен Леонтий Николаевич
     ЛЕОНТИЙ НИКОЛАЕВИЧ фон БАУМГАРТЕН (30.06.1853-24.03.1931) Сын генерала от кавалерии Николая Карловича фон Баумгартена, из дворян Эстляндской
error: Content is protected !!