Italian IT Russian RU

Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

Операция Бальденич

В этой статье расскажем о том, как проходило освобождение заключённых из тюрьмы Бальденич, расположенной в провинции Беллуно.

Группа советских и итальянских партизан бригады «Pisacane» (дивизиона «Nino Nannetti») осовободили политических заключённых из тюрьмы Беллуно. Это произошло 16 июня 1944 года. Эпизод рассказывает командир Mariano Mandolesi , кличка «Carlo».

— Итак, Карло, давай остановимся на том моменте, когда оставалось пять часов до выхода, -начинает «De Luca». Атмосфера была очень напряжённая, невозможно было заснуть…

В тюрьме Бальденич было 16 карабинеров: 14 из них жандармерия и двое надзирателей. Были также «помощники», это были волонтёры и обычно их было около десяти. Мы должны войти и освободить всех политических заключённых. Прежде чем войти на площадь, мы должны встретиться с «Lino», он нас проинформирует о завтрашних перемещениях. На выходе должен быть «Nasi» с грузовиками.

— Который час?

– Два тридцать…Почему ты не пытаешься вздремнуть немного? Завтрашней операции мы должны посвятить все силы. Тебя разбужу за полчаса до выхода. Я хотел, чтобы все были готовы. Их звали – Миша, Кузнецов, Тим, Мих, Василий, Алёшка, Тимофей и Орлов.

Надевайте форму – говорит De Luca. Через пятнадцать минут 8 советских партизан были прекрасно преображены в отряд нацистов, в отличной форме. De Luca проводит инспекцию — осматривает каждого начиная от берета, поворачивает несколько раз, осматривает стрижку, ленточки, взгляд на брюки, тщательно осматривает обувь, в конце концов – оружие. У наших были карабины Маузер, пистолеты и всё, что было в распоряжении немцев. Каждый из них должен быть экипирован безукоризненно. Миша в звании прапорщика, кроме пистолета в сумке был вооружён ещё и MP 38/40. Всё прекрасно, в порядке… Вот и Орлов, и что же? De Luca в ужасе кричит:

— Где ты нашёл это?

— Мой «Дегтярёв», — отвечает русский с непоколебимой уверенностью.

Но ты не можешь его взять – ни у кого из немцев нет подобного оружия.

-Это не «подобное» оружие, это советский «Дегтярёв»!

— Прекрасно, может это и замечательный советский пулемёт, но взять его с собой может быть небезопасно для всех.

— О нет, это будет опасно для немцев, не для нас!

Тут вмешиваюсь я, и ситуация разрешается до выхода группы. «Дегтярёв» остаётся дома…


Заключённые

Добираемся до тюрьмы за полчаса. Балденич – современная постройка. Взгляд снаружи разочаровывает, особенно таких как я, родом с Гаэты, где привык смотреть на постройки античных дворцов. Стены тюрьмы не выше 8-10 метров, не состарены временем и не видно травы, росшей из щелей между камнями, недавно покрашены в довольно яркие цвета. Если смотреть снаружи,  можно сказать, что это жилой дом или же сооружение, построенное крестьянином в соответствии с требованиями современной архитектуры. Впечатление меняется, когда смотришь на стены, наружную стену без окон и без дверей, и двух охранников, шагающих взад-вперёд. Там был заключен Banchieri, человек, проживший две трети своей жизни за границей, в ссылках. Происходил он из богатой семьи из Feltre, но смолоду был критичен и непримирим к укладу жизни своего дома. Получив высшее юридическое образование и экономическую независимость,  посвятил свою жизнь активной политической деятельности. Был одним из первых, выступивших против фашизма и боровшихся с ним, был вынужден эмигрировать во Францию, одним из первых вернулся, когда компартия Италии призвала его и первым же познакомился с фашистскими застенками. Вместе с ним должны были освободить “Bianchi”, комиссара первой группы «Buscarin», инженера Zasso с женой, профессора Manara Valgimigli и многих других, кого мы не знали.


Начало операции

Осталось полчаса до выхода группы. Напряжение переросло в беспокойное ожидание, хотелось броситься без промедления. De Luca усевшись на копну сена, подозвал ближе всех:

— Товарищи, наступил момент для того, чтобы я объяснил вам некоторые странности сегодняшнего утра. С того момента как я закончу говорить, никто из вас не сможет отказаться от выполнения задания, а также уйти с места проведения акции. Ваша задача освободить не только «Milo», но всех, кто находится в заключении. Мы изучили все возможные способы и средства для решения этой задачи. Балденич хорошо оснащён, и может быть защищён своими силами, но если начнётся перестрелка, без всякого сомнения, подоспеет подмога из ближайших казарм. Мы должны действовать хитростью. Восемь человек мы переодели в немецкую форму, четверо будут играть роль заключённых. Эти двенадцать человек должны будут войти без единого выстрела в тюрьму, осуществить необходимые формальности и только в случае необходимости реагировать. Конечно, это очень опасная операция, но пока это единственное решение нашей проблемы. Мы знаем расположение камер, количество охраны. Заборы с подключённым электрическим током не знаем как отключить. Восемнадцать человек останутся снаружи, будут прикрывать вас в случае прибытия патруля. Не должно быть ни малейшего подозрения на присутствие партизан. Если пойдёт всё как задумано, сможете уехать на грузовике, который будет ждать в условленном месте. Я вас прошу помнить, что эта операция не должна нам стоить ни одного человека, ни патрона, но освободить жизнь 70 человек. Мне оставалось только напомнить о максимальной осторожности.

— Проверьте ещё раз ваше оружие, в стволе не должно остаться патрона. Прежде чем открыть огонь, вы должны убедиться, что это последняя возможность спастись.

Нужно было выдвигаться, на часах было семь. В молчании достигаем переулка, «немцы» направляя стволы нам в спины. Постепенно дошли до города. Можно сказать это была ловушка – если бы нас открыли или если бы мы допустили ошибку – с двух сторон нас окружали двухэтажные дома. В стах метрах от тюрьмы здания были выше и изящнее, утопающие в буйной зелени первых цветов. По дороге нам не встретились ни фашисты, ни немцы.


Акция по спасению в тюрьме

Я был заключённым, очень важным, за мою голову было назначено вознаграждение в несколько миллионов. Я переживал, что в случае столкновения с настоящими немцами и возможного диалога с ними, они поймут, что перед ними «актёры». Дошли до площади, места,  где нас должен был ждать Lino. Напрасно…Первый пункт нашего плана сорван! Последних изменений в плане количества охраны или других непредвиденных моментов мы не узнали. Несмотря на это, пересекаем площадь и приближаемся к воротам тюрьмы. Не знаю, что я чувствовал в этот момент  больше – надежды на удачное завершение операции или боязнь провала.

Миша, решительно стучит и в глазке появляется лицо карабинера:

— К вашим услугам, унтер-офицер!

На плохом итальянском, смешанном с русским, но для карабинера должен был быть немецким, Миша уверенно требует открыть ворота. Вместо карабинера подошёл младший офицер и попросил предъявить документы заключённых.

— Ты молчать! Сделал облаву, партизан в тюрьме, сейчас же!

Глазок закрывается, слышен звук ключей и ворота открываются… Вдоль тропинок охранники и  на стенах немало. Останавливаются и наблюдают за происходящим. Кто-то внутри отдаёт приказ пропустить. Тим Василий и Тимофей делают вид, что решают: войти или остаться снаружи – остаются. Итак, трое против шестнадцати карабинеров.

Миша, с присущей немцам флегматичностью, за ним мы, Марат, Мих, Алёшка и Орлов. Возле двери остаётся Nicolotto, телефон тоже рядом с ним… Гермес и Кузнецов – замыкающие группу. Заходим в кабинет, и опять просьба предъявить документы.

— Я не понимать, партизан в тюрьму!

— Камрад, чтобы поместить этих людей в тюрьму, мне нужны бумаги. Где они?

— Германский офицер не понимайт  «бумаги»

Офицер охраны подключается, пытаясь помочь понять «немцу» что именно требуется:

— Папир, папир заключённых… у вас есть?

—  Солдаты Великого Рейха раздают винтовки от пленных, — и кивает на Орлова, демонстрируя добычу.

— Хорошо, но я должен записать их имена, как их зовут?

— Зовут? Партизан … я не знать!

Время от времени звучало это «нет», конечно, по-русски, но к счастью, карабинеры этого не знали, как не знали, впрочем, и немецкого тоже. Миша тянул время, понимая, что если не придёт тюремщик с ключами, то открыть двери без них будет невозможно. Миша показывал свою нервозность, что итальянцы принимали за характер немца, но мы-то знали, это была наивысшая концентрация человеческих сил и внимания.

И опять:

— Как я могу заключить под стражу четверых без бумаг, без мандатов, документов?

— Бумага? Что есть «бумага»? Я не понимать! Сделал облаву, партизан в тюрьме, сейчас же!

Обессиленный офицер:

— Возможно, что никто из вас не понимает итальянского?!

Не было времени ответить — пришёл тюремщик со связкой ключей. Кузнецов быстренько встал рядом с ним и пнув его легонько в центр комнаты, приставил пистолет к спине, ответил спокойно:

«Да мы все говорим по-итальянски».

Nicolotto уже приготовился оборвать телефонный провод. Я обратился к двум стоящим недалеко с вопросом — есть ли какой-то сигнал оповещения. Оказалось – нет. Итак, провода оборваны. Разоружив находящихся внутри карабинеров, которые, кстати сказать, ничего не поняли. Продолжали выказывать свою преданность Германии, фюреру, Муссолини, но в то же время, не понимая такого поведения трёх «немцев». Нужно было их заставить молчать, открыв одну из камер, затолкнули их внутрь. Разделившись на четыре группы, быстро начали открывать камеры. Снаружи во дворе оставшиеся держали под контролем охранников, заставив их под дулом пулемёта сойти со стены.

Заключённые, не поверив своим глазам, увидели перед собой «немецких» офицеров. Несчастные, раздетые, некоторые из них были только в пижамных штанах. Это  потом уже искали какую-нибудь одежду, обувь. В четвёртой камере находим уже одетого Banchieri, в летних туфлях и костюме. Во дворе и в арсенале освобождённые уже брали всё, что им могло понадобиться в будущем, кое-кто подобрал одежду и форму. Радость была такой, что невозможно было себе представить раньше. Охранники и карабинеры были закрыты в камерах.

Момент волнения настал перед главными воротами, когда они оказались закрытыми. Оказывается, в общей суматохе Milo потерял ключи. Невозможно было поверить, что всё потеряно, в последний момент и всё зря, операция провалена.  Но нет, нужно было срочно выводить людей! С силой надавив на железные засовы и дёрнув плечом, распахнул ворота. Это был тот миг, когда один человек мог спасти многих.


Источник: Mariano Mandolesi, nome di battaglia «Carlo» e il testo in cui compare: Mariano Mandolesi, Operazione Baldenich. Belluno 16 giugno 1944, a cura di Enrico Bacchetti, Isbrec 2016.

С благодарностью за разрешение на перевод и публикацию текста ©Марченко Ирина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Красные дьяволы
    В районе озера Гарда, севернее Вероны и Виченцы, были многочисленные отряды наших соотечественников, в одном из них находился молодой советский …
  • НИКОЛАЙ ДРОГАВЦЕВ. ПАРТИЗАНСКИЕ БУДНИ РУССКОГО ПАР…
    В годы Великой Отечественной войны советские солдаты защищали от гитлеровцев не только свою Родину. Ещё в те дни, когда фашистов только начали  …
  • Итальянцы в партизанском отряде
    Выуживая из всевозможных источников новые имена советских участников итальянского сопротивления, хочу поделиться с Вами вот таким интересным фактом в …
  • Я Слышу Музыку Победы
    «11 октября 2019 в Бальном Зале Москонцерта пройдет концерт «Шедевры мировой классики. Музыка Запада и Востока», в котором прозвучат сочинения …
  • Анонс
    «Сборник-справочник военнопленных, граждан СССР, находившихся на территории Италии в период с 1941 по 1945 гг.» Впервые публикуется справочник имен …
  • Международные конференции
    В преддверии Дня Победы, Комитет по военно-историческому движению и патриотическому воспитанию молодёжи Италии, организует международные …
  • Всемирный день авиации и космонавтики
    12 апреля – Всемирный день авиации и космонавтики. 60 лет со дня первого полета человека в космос (1961), (отмечается ЮНЕСКО) Ах, этот день …
  • 11 апреля – Международный день освобождения узнико…
    Фашизм нанес человечеству страшный неповторимый удар. Война не щадила ни детей, ни стариков, ни женщин – гибли все не зависимо от возраста, пола, …