Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

О российских военных атташе в Италии

Русской военной агентуре в Италии не везло на протяжении двух предвоенных лет. Занимавший эту должность с 1908 г. А.М. Волконский был уволен в ноябре–декабре 1912 г. вследствие скандала: он отказался подписать адрес царю, в котором тот именовался самодержцем. Присланный ему на смену полковник Ф.Б. Булгарин менее чем через год покончил с собой. Наконец, получивший назначение в Италию военный агент в Швейцарии полковник В.И. Ромейко-Гурко  был отвергнут по просьбе итальянцев. В начале 1914 г. очередь дошла до О.К. Энкеля, который, правда, был до этого намечен на место военного агента в Бельгии и Нидерландах. Приказ о его назначении Николаем II был подписан 31 января 1914 г. В Рим Энкель прибыл 23 марта.

Оскар Пауль Энкель — финский швед по рождению происходил из известной и уважаемой военной семьи, его отец и дед были генералами русской армии. Получил прекрасное общее и военное образование. Очень начитан. Свободно владел французским, немецким, английским и шведским языками. К 1914 г. 36-летний Энкель был одним из руководителей русской военной разведки.

До прибытия Энкеля из-за чехарды военных агентов в Италии информация поступала в ГУГШ с перебоями, и качество ее оставляло желать лучшего. В течение четырех месяцев Энкель отправлял почти ежедневные подробные рапорты, в которых сообщалось о структуре управления войсками, составе армейских частей, технических новшествах в итальянской армии, системе подготовки населения к военной службе и т.п. Энкель констатировал, что Италия переживает опасный кризис: положение в стране политически нестабильно, а армия ослаблена. Страна была членом Тройственного союза, с другой — ее националистическое движение, опиравшееся на идеи ирредентизма, приводило к росту противоречий с Австро-Венгрией и стремлению к расширению сфер влияния. В ночь на 20 июля 1914 г., сразу после объявления войны (19 июля по ст. стилю) ГУГШ направило циркулярное требование в европейские столицы своим агентам. В нем говорилось: «во что бы то ни стало, не жалея средств, выяснить к 25 июля направление движения группы центральных германских корпусов». Уже на второй день после начала войны он отправил трех завербованных агентов через границу, и один из них через пять дней прислал из Дрездена телеграмму, согласно которой 4-й, 12-й и 19-й корпуса переводились против Франции.

Довольно скоро ему удалось создать полноценную шпионскую сеть, которая получила название «Римская». Эта организация к январю 1916 г. состояла из 22 агентов-резидентов, собиравших информацию на территории Германии и Австро-Венгрии.

Итальянский наблюдательный пост на горе Монте Неро, участок фронта на Изонцо

Вторая задача Энкеля заключалась в вербовке агентов влияния — тех, кто мог бы активно подталкивать Италию к вступлению в войну на стороне Антанты. Он финансировал издание провоенных листовок, а также издателя военного органа “La Preparazione” («Подготовка»), бывшего полковника Генерального штаба и профессора Военной академии, известного в Италии писателя Бароне.
После того, как Италия объявила войну Австро-Венгрии, основная группировка итальянских войск сосредоточилась в районе реки Изонцо, где систематически предпринимались энергичные, но, как правило, малорезультативные попытки перейти в наступление. Верховное командование располагалось в городке Удине; при нем состояли все военные миссии, в том числе и русская под руководством О.К. Энкеля. Его статус изменился: он был назначен представителем русской армии при штабе Главнокомандующего вооруженными силами Италии. Временно исполняющим обязанности военного агента в Риме был назначен срочно отозванный из ополчения полковник А.М. Волконский.

Обязанности представителя русской армии при Главной итальянской квартире были разнообразны. Согласно более позднему рапорту сменщика Энкеля, генерала Миллера, в его задачи входило: осведомление Штаба Верховного главнокомандующего по вопросам оперативно-административного и военно-политического характера, ежедневное сообщение всех данных об итальянской армии, осведомление ГУГШ о данных агентурной разведки. На всем протяжении существования миссии агентам остро не хватало компетентных помощников; и Волконский, и Энкель выполняли почти всю работу сами. А.М. Волконский писал из Рима в сентябре 1915 г.: «Удивительно, какая тупость: держать полковников, да еще таких, кои годны на военных агентов, за писарской работой! Ибо и Энкель бедствует на фронте один, когда у француза 3 помощника, у англичанина 4».

Итальянское и русское военное планирование были взаимозависимы — от удачи или неудачи наступательных операций одной стороны зависела сила австрийского удара по другой. Когда в мае 1916 г. австрийцы начали наступление в районе Трентино, в Тироле, итальянское командование обратилось к русским с просьбой немедленно перейти в наступление армиями Юго-Западного фронта. Начались переговоры, роль посредника в которых играл в том числе Энкель. В итоге русское наступление, известное как Брусиловский прорыв, началось в соответствии с первоначальными планами. Австро-венгерская армия потерпела сокрушительное поражение, результатом которого стала, помимо прочего, срочная переброска войск с Итальянского и Западноевропейского фронтов в Галицию — всего было переброшено 30 пехотных и три кавалерийские дивизии. Итальянская армия была спасена от катастрофы. Брусилов писал в воспоминаниях: «… я продолжал бои на фронте  лишь в той мере, которая оказывалась необходимой для сковывания возможно большего количества войск противника, косвенно помогая этим нашим союзникам — итальянцам и французам».

Поражение при Трентино тем не менее стоило итальянскому правительству отставки. В русской военной миссии в Риме шла своя напряженная работа под руководством А.М. Волконского. Из России в Италию поступали объемные военные заказы, прежде всего на автомобили и авиационные двигатели. Российское Министерство финансов заключило в октябре 1916 г. соглашение с итальянскими банками о предоставлении ими займа для оплаты этих заказов. Общая сумма контракта составляла 230 млн лир. «Это, — писал Энкель, — большое событие для Военной Агентуры в Италии».

В июле–августе 1917 г. работа римской агентуры была дезорганизована комиссаром Временного правительства С.Г. Сватиковым, который был направлен в заграничную командировку с целью «произвести полное расследование деятельности русской заграничной политической агентуры Департамента полиции и ее ликвидации». Деятельность военной агентуры в Риме застопорилась, и только сообщение председателя Особой следственной комиссии для расследования злоупотреблений по военному ведомству сенатора В.А. Бальца о невиновности Волконского позволило восстановить его в должности в конце августа.

Вторым дезорганизующим фактором стало назначение на должность представителя Верховного командования при итальянской Главной квартире генерала Е.К. Миллера. Назначение Миллера означало смещение Энкеля на должность военного агента, что он расценил как удар по тому авторитету, который успел завоевать в Италии.

Оскорбленный Энкель потребовал отозвать его в Россию, и его просьба была принята. 5 сентября он получил телеграмму из Генерального штаба: «Вследствие Вашего неоднократного настойчивого желания оставить пост военного агента, для замещения должности военного агента назначается генерал-майор Марушевский». Однако уехать из Италии Энкелю не удалось. События в России принимали все более непредсказуемый оборот, продолжалась чехарда высших должностных лиц в Генеральном штабе. В.В. Марушевский в октябре был назначен начальником Генерального штаба, и, таким образом, заменить Энкеля не мог. Миллер все не прибывал, между тем Волконского вызвали в Петроград, и сдавать дела было некому. Судя по журналу иностранных миссий, сохранившемуся в Военном архиве Италии, Миллер прибыл в Главную квартиру итальянской армии лишь 16 октября. Но к этому моменту сам штаб Верховного командования переместился в Падую, поскольку начиналось австрийское наступление. В России же произошел октябрьский переворот.

После переворота Генеральный штаб на общем собрании, «в довольно горячем и откровенном обмене мнений», решил продолжать работу в контакте с большевистским правительством. Это вызывало бурю возмущения в военных миссиях за границей. Одним из первых отреагировал Энкель, который уже 16 ноября 1917 г. отправил шифрованную телеграмму русскому военному агенту в Сербии генералу В.А. Артамонову:

«Перед лицом тех последствий, к которым, по-видимому, может привести дальнейший захват власти большевиками, принял нижеследующее решение: Останусь на своем посту, доколе большевики не завладели Ставкой. Этот последний момент, если бы он наступил, определит собою по всем признакам фактический КОЛАПС и временный выход России из войны, т.е. измену общему делу союзников. В убеждении, что содействовать спасению Родины я с указанного момента буду бессилен, и что пассивное отношение к преступлению большевиков ляжет несмываемым позором на мою личную честь, немедленно сложу с себя звание Русского офицера и возбужу ходатайство о принятии меня в Итальянскую армию».

Многие из военных агентов приняли консолидированное решение отказаться от сотрудничества с ГУГШ. В декабре 1917 г. большевики начали переговоры о сепаратном мире, и отношение к русской военной миссии в Италии резко изменилось: службы безопасности Королевства подозревали, что часть русских военных заражена большевизмом. За русскими офицерами пристально следили. 12 декабря 1917 г. военный министр В. Дзупелли сообщал: «Русские офицеры, которые были столь многочисленны в Риме, теперь кажутся исчезнувшими. Они более не носят военную форму для того, чтобы не подвергаться освистыванию и оскорблениям, которые становились частыми. Необходимо было бы вести плотный надзор за ними, поскольку они очень опасны».

1 марта 1918 г. военная миссия России при Главной итальянской квартире покинула Падую.

Руководители русской военной миссии завершили свою карьеру в Италии по-разному. О.К. Энкель 26 февраля 1918 г. обратился через сербского военного агента в Италии Христича к военному министру Сербии с просьбой о зачислении его в сербскую армию. В телеграмме сербского атташе в частности говорилось:

«Русский представитель при Верховном командовании Генерального штаба полковник Энкель не желает возвращаться в Россию и хочет поступить в нашу армию. Он вышел в отставку из русской армии, чтобы быть лояльным союзникам, и поэтому он потерял службу и все, что он имел. Он может быть очень полезен, особенно для разведывательной службы. Австро-Венгерскую армию он знает лучше, чем кто-либо».

24 февраля положительное решение было принято, и бывший русский военный агент О.К. Энкель отправился на Салоникский фронт.

Оставшийся в Риме генерал Миллер руководил созданным в Италии в мае 1918 г. «Союзом возрождения России в единении с союзниками», который стремился привлечь всех русских, живущих за границей, к «высокой цели воссоздания России». Впрочем, вскоре и генерал Миллер покинул Италию: сначала он занимался в Париже вопросами отправки в Россию русских бригад из Франции и Македонии,а поздней осенью 1918 г. был приглашен на пост генерал-губернатора Северной области, и отбыл в Архангельск.

А.М. Волконский князь, выпускник Николаевской Академии Генштаба. После революции остался в Италии, приблизительно до ноября 1919 г. оставался в должности русского военного агента в Риме. Принял католичество в 1930 г. Работал в комиссии «Pro Russia». Преподавал русский и церковно-славянский языки в Папском Восточном институте (Руссикум) в Риме. Печатался также под псевдонимами А. М. Волгин и А. Царинный. Автор многочисленных переводов на русский язык католических авторов (многие из этих переводов остались неизданными). Скончался 18 октября 1934 г. в г. Альба-Лонга под Римом. Похоронен в крипте Греческой коллегии на кладбище Кампо Верано в Риме.

Справка: Всего в 1915–1917 г. было закуплено и заказано в Италии 1840 авиамоторов с запчастями, 300 авиационных шасси ФИАТ, 255 легковых автомобилей, несколько сотен грузовиков, прожекторное оборудование, 7500 автомобильных шасси, 22052 призматических и 1130 галлилевских биноклей, орудия «Ансальдо» и боеприпасы к ним, а также большое количество серы для нужд военной промышленности. Италия, в свою очередь, получала из России хлеб, лес, пеньку, и другие виды сельскохозяйственных товаров.

Материалы: М. Витухновская-Кауппала «Русская военная миссия в Италии: 1914–1918 гг.»

Материал подготовила © Марченко Ирина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • История солдата Анциферова
    Анциферов Александр Гаврилович (1924-2013)   В 1943 году моего прадедушку и многих его ровесников угнали на запад. Он попал в Румынию. После их
  • Уральский следопыт
    Захаров Стефан Антонович (1920 — 1995) Старший брат моего отца Стефан Антонович Захаров фактически взял на себя обязанности по моему
  • Любовь рожденная на войне
    Джапаридзе Лаврентий Варденович (1919 — 2012) Всего несколько советских партизан остались в Италии, после войны. Об истории двух наших
  • Гарибальдиец из Татарстана
    САЛИМГАРЕЕВ АХМЕТВАЛИ САЛИМГАРЕЕВИЧ Партизан – гарибальдиец Италии (в партизанах псевдоним Салимов Василий Семенович). Родился 1906 г в с.Биклянь
  • Николай Михайлович Горшков. Резидент внешней разве…
    Уйдя на заслуженный отдых, он любил по вечерам прогуляться по любимому проспекту Мира. Прохожие редко обращали внимание на невысокого, элегантно
error: Content is protected !!