Italian IT Russian RU

Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

Братья Даштоян в Брешии

«Шли годы после войны, а из Италии приходили новые письма в разные края Советской страны. Поседевшим итальянским партизанам не было покоя. Они ходили по камням и полям, где с ними дрались их «fratelli» – братья по борьбе. Их опознавали и хоронили в десятках больших и малых городов, ставили надгробия и памятники. И искали родных на родине своих товарищей – в Советском Союзе, Югославии, Польше.

«Здравствуйте, родные Ивана, здравствуйте, люди, знавшие его. Здравствуй, деревня Терешки«… Это письмо из прекрасной «Альпийской Баллады» Василя Быкова – совсем не вымысел. У Ивана Терешки были тысячи братьев.

Вскоре после войны итальянцы нашли родных своего «Команданте Даниэля» – Даниила Авдеева. Жили они в деревеньке Новиково в Костромской области. Через 12 лет после войны, в 1957 году, нашли родных своего «Поэтана» – Федора Полетаева, из деревушки Катино под Рязанью. Нашли семью Николая Буянова в городке Могилев-Подольский, в полях под Винницей. Нашли крестьянский дом, где жила семья Форе Мосулишвили, в селе Квемо Мачхаани. Нашли тысячи других семей. Среди них были родные Мкртыча Даштояна

Армяне вписали немало подвигов в страницы итальянского сопротивления. В эту историю прочно вплетены две судьбы братьев Даштоян, Михаила (Мкртыч) и Баграт (Баго).


В мае 1942 года артиллерийскую часть, где служил Мкртыч Даштоян, перебросили для наступления под Керчь. Здесь погибли сотни тысяч бойцов и мирных людей. Здесь Мкртыч и считался пропавшим без вести. А ему посчастливилось каким-то чудом вырвать свою жизнь. Но больше года он провел в плену. В лагере на севере Италии, а до этого в Польше. Оба брата, смогли не только выжить в наци-фашистских застенках, но и сбежав – вступить в бои против нацистов в составе Гарибальдийской 54-й бригады им. Луиджи Макарио.

В тот день, гремели выстрелы в темноте, но было поздно. Всей группе пленных удалось бежать. Побег был тщательно продуман и подготовлен, и далеко не первым, из конц-лагеря при электро графитового завода (прим. Forno Allione (Malonno)).  В Форно Аллионе немцы устроили автостоянку для ремонт автомобилей (в основном грузовиков), где работали некоторые узники из СССР. Нацисты усиливали охрану, но побеги всё равно удавались, в ту ночь возглавлял группу пленных Михаил Даштоян – советский офицер.

«Однажды ночью к нему в барак прокрался поляк Ян:

— Пора уходить и нам, Миша. Говорят немцы напали на след. Ещё день-два и раскроют план …

Мкртыч задумался:

— А как же завод? будет работать на фашистов?

— Ну нет. Ты уже дважды ломал главный котёл, остальные теперь знают, как это делать. Знают, как срывать работу, как готовить побеги.»

Когда фашисты делали перекличку и хватились беглецов, группа была уже далеко в горах.

Вирджинио Болдини, легендарный «полководец Джино»:

«Все началось в апреле 1944 г. Металлургический завод Berzo Demo был укомплектован нацистами. Среди них были два брата-армянина. Директор завода, инженер Магрини, который был антифашистом, предупредил меня, что эти двое выразили свое намерение присоединиться к партизанам. Я организовал их побег – 10 апреля 1944 ».

Однажды разведка донесла, что в штаб в 50 км. от базы партизан, прибудет важное начальство фашистов. Отряду, во главе с Даштояном поручили «встретить гостей».

Ни о чём не подозревающий обер-лейтенант высокомерно посмотрел на часового. Часовой вытянулся и отдал честь. В штабе было тревожно, все обсуждали приезд начальства, по какой дороге прибудут, время, количество охраны… Часовой всё внимательно слушал и запоминал. А через несколько часов, на землю в ноги партизанам полетела фашистка фуражка, часовой – Миша – вернулся с ценной информацией.

Гостей в тот раз, встретили как полагается.

«- Наш Миша ничего не боится! – говорили в отряде. И если Миша шел в разведку, с ним каждый хотел пойти.»

Михаил спас Вирджинио Болдини, когда между деревушками Трогредо и Паскардо, наткнулись на фашистский патруль. Миша в ту встречу только одной автоматной очередью сразил пятерых фашистов. Вирджинио был ранен в плечо. «Беги в горы! в лес! – кричал он товарищу.»

После того как фашисты залегли, Миша взвалил друга на плечи и пошел в горы, шагал, молча сосредоточенно шагал – сам был ранен.

В последующие месяцы их примеру последовали и другие советские солдаты, в основном армяне. В целом бежало 18 человек. Миша был лидером: надежным, отважным, с большим военным опытом. Но немного отличался особой боевой подготовкой, приобретенной во время службы в Красной Армии.

Таким образом, им были доверены многие из самых деликатных миссий.

«Даже по-человечески они были людьми замечательными, — подчеркивает Болдини. — Понятные, искренние. Незабываемые! »


Затем наступило то трагическое 9 декабря…

«Снег, много снега, — вспоминает командир Джино. Мы провели встречу в Понте ди Вальсавьоре. Миша и пять других товарищей наткнулись на фашистского шпиона и схватили его. Его от расстрела спас Миша. Заключенный — подросток, ему еще и шестнадцати не было. Как убить ребенка? Миша прогнал его».

За свою человечность, Миша заплатил дорогую цену. Мальчишка побежал докладывать командованию фашистов. Так, 9 декабря, они смогли обнаружить и окружить сарай в Бауле, где было убежище группы партизан. Столкновение было кровавым. Трое были схвачены, один убит — двадцатилетний парень из Бари Донато Делла Порта, командир батальона Пра-ди-Пра-ди-Валле-ди-Савьоре. Чтоб избежать плена и пыток, Миша и Мартинелли приняли не легкое решение. Мартинелли был ранен и не смог нажать на курок, попросил Мишу – выстрелив в друга, Мкртыч развернул дуло на себя и нажал на спуск…

Остальные трое партизан — француз Андре Харани (Пипо), Франко Риккиулли из Сульмоны и Бруно Трини оказались в тюрьме.

Несколько лет спустя, подросток, который оказался предателем — Лодовико Тозини, убивался в раскаяниях содеянного и принял решение уйти в монастырь.

Джино Болдини: «Люди Вальсавьоре знали и уважали Мишу (он был с нами более шести месяцев), и как полководец, ему подчинялись все русские, французы, поляки. Фактически, он знал, как организовать и провизию, и припасы. Но прежде всего ему подчинялись даже самые недисциплинированные. Когда он умер, я занял его место, потому что они меня очень любили и слушались меня, за исключением редких случаев.»

Согласно источникам и свидетельствам очевидцев из Брешии, брат Мкртыча Даштояна — Баграт был репатриирован на Родину.


Стараниями Николо Гроза, в 1960-е посольство Италии в СССР получило сведения о Мкртыче. Решением правительства Италии, он был посмертно награжден Бронзовой медалью доблести – одной из высших воинских наград республики. Награду вручили племяннику героя — Александру Даштояну в 1965 году, в президиуме Верховного Совета Армянской ССР.

Ходил по родным горам и полям и Николо Гроза. Долгие годы он отыскивал своих родных «fratelli«, своих братьев-партизан. Больше тридцати лет он руководил Туринским отделением Национальной ассоциации партизан Италии (ANPI), а затем был избран в муниципальный совет Турина (это и помогло ему в организации поисковых работ).

Товарищи по ANPI с любовью написали о нем так: «Гроза был сильный, как камень. Побуждаемый человеческим милосердием, он уходил в горы Пьемонта искать тела своих партизан. Смерть забрала его как раз после того, как он успел позаботиться о достойном захоронении своих ребят».

Мкртыч Даштоян был похоронен на кладбище в итальянском городе Брешиа. А в 1975 году, после долгих стараний Грозы, правительство Италии построило в Турине кладбище для погибших партизан. Сюда перенесли останки и Даштояна.

Источники:

«Гарибальдиец» Л.Брутян

«Partigiani sovietici nella resistenza bresciana» Isaia Mensi

«Армянский брат Ивана Терешки: как оборвалась альпийская баллада Мкртыча Даштояна» Арам Гарегинян

© Екатерина Корнилкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Братья Даштоян в Брешии
    «Шли годы после войны, а из Италии приходили новые письма в разные края Советской страны. Поседевшим итальянским партизанам не было покоя. Они ходили
  • Гарибальдиец из села Максимовка — Широков
    С каждым днём становится всё дальше от нас героические и трагические годы Великой Отечественной войны. Время неумолимо идёт вперёд, но вместе с тем
  • Мать и отец
    Судьба Анастасии Фоминичны Куприяновой сложилась, не легко, в 45 лет она потеряла первого супруга и осталась с четырьмя детьми одна. Спустя 4 года,
  • Гость виллы «Трёх слонов»
    «Не спится ветру,Нет ему покоя…»Людмила Татьяничева Отгрохотали последние залпы орудий по рейхстагу. Улеглась пыль над руинами Берлина, и в
error: Content is protected !!