Italian IT Russian RU

Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

  • Главная
  • История
  • НИКОЛАЙ ДРОГАВЦЕВ. ПАРТИЗАНСКИЕ БУДНИ РУССКОГО ПАРНЯ В ИТАЛИИ

НИКОЛАЙ ДРОГАВЦЕВ. ПАРТИЗАНСКИЕ БУДНИ РУССКОГО ПАРНЯ В ИТАЛИИ

В годы Великой Отечественной войны советские солдаты защищали от гитлеровцев не только свою Родину. Ещё в те дни, когда фашистов только начали  вытеснять  за  пределы  Советского  Союза,  русские  бойцы  воевали против нацистов в самом сердце Европы. Около (прим. более) 5 тысяч советских солдат, сбежавших  из  фашистского  плена,  или  какими-либо  иными  путями оказавшиеся на территории Италии, сражались бок о бок с итальянскими партизанами. В  их  числе  оказался  наш  земляк Николай Владимирович Дрогавцев.

В  1941 году    Коля  окончил  8  классов  орловской школы №3.  Во время оккупации города Орёл пятнадцатилетним подростком был  угнан  в фашистскую  неволю.  Несколько суток в товарном вагоне вместе с другими орловцами его везли на  фашистскую каторгу. Наконец,   остановка.   Распахнулась дверь.

Оглядевшись,  пленники  увидели незнакомую  страну:  впереди  возвышались горы, вершины которых сверкали белизной в лучах чужого огромного солнца. К  вновь  пригнанной  группе  молодых ребят,  в  которой  был  Николай,  подошёл щеголеватый немец и показал на него пальцем. Похлопал его по широким плечам,  по  груди,  пощупал  мускулы,  приговаривал:

«Гут, гут!».

Потом распорядился посадить его в машину. Водитель  дал  газ,  и  машина  покатилась  по  горному  серпантину  в неведомой  стране,  где  все  было  в  диковинку,  спуски  и  подъёмы,  горы  и долины. На одной из остановок шофёр вылез из кабины, потоптался вокруг радиатора  и  направился к  одиноко  стоящему  домику.

Прошло  десять … двадцать минут…

Водитель не появлялся. Николай осмотрелся. Вокруг было тихо и безлюдно.

Бежать! Надо бежать! — он не слышно открыл  дверцу  и  через виноградники кинулся в сторону гор. Бежал, не разбирая дороги. Только потом Николай узнает, что оказался он в далекой Италии, в провинции Павия, близ городка Годьяско.

Несколько дней он провёл в горах. Оборванный, голодный Николай случайно  повстречал  женщину.  Знаками  она  велела  никуда  не  уходить  и ждать её на месте. Через некоторое время женщина появилась с пожилым мужчиной. Это были первые итальянцы, которых довелось видеть нашему земляку. Они привели Николая в свой дом, дали вина, накормили и уложили отдыхать. А когда пришла ночь, старик, повел его ещё дальше, в горы, к итальянским патриотам. Там  на  одной из  партизанских  баз  он  был представлен  командиру отряда, которого все звали Анджело. Было это все в той же провинции Павия, где-то рядом с деревней Казарини. Так  Николай Дрогавцев оказался среди бойцов итальянского сопротивления. Вскоре он дал клятву, не щадя своей жизни, биться с фашизмом, и с группой  партизан  отправился  на  выполнение  боевого  задания.  Итальянцы учитывали его молодость, то, что Николай не имел боевого опыта, не был военным, и  просто многого еще не умел. Группе  приказали  разгромить  обоз  гитлеровцев,  обнаруженный разведчиками  на  одной  из  дорог.  Она  вышла  на  исходную  позицию  и устроила засаду. Ждать пришлось недолго. Как только обоз вытянулся на прямом отрезке шоссе, партизаны открыли огонь. Николай едва управлялся обеспечивать  итальянцев патронами.  В  результате  этой  схватки  фашисты оставили на дороге около десятка трупов и несколько подвод с оружием и боеприпасами. Участники  засады  бурно  обсуждали  успешно  проведенную операцию,  делились  подробностями,  радовались  тому,  что  все  остались живы. Старший  отряда  подробно  и  с  темпераментом  доложил  командиру Анджело  о  проделанной  работе.  Отдельно  сказал  про  молодого  русского Nikolo,  что  по  всем  партизанским  меркам он,  настоящий  «Russo fratеllo» — русский брат.

Итальянцы довольно быстро убедились, что Николай —находчивый, храбрый  боец  и  верный  товарищ.  Они  прониклись  к  нему  искренним уважением и стали поручать более сложные задания. Тем  временем  в  России  наши  войска  освободили  города  Орёл, Белгород,  Брянск,  Гитлер  стал  перебрасывать  войска  из  оккупированных стран в Россию, на Восточный фронт. Это позволило ненадолго облегчить положение партизан в Италии, и они  вели  себя  очень  активно,  делая  свою  повседневную  тяжёлую  работу: минировали,  взрывали,  нападали,  жгли.  Вместе  с  партизанами  ударной дивизии  Корпуса  добровольцев  в  бригаде  «Капеттини»  сражался  и  юный Николай  Дрогавцев,  имевший  через  некоторое  время  за  плечами  опыт многих дерзких партизанских вылазок, налетов и засад.

Война в горах — это особая  война. 

Одной  смелости  и  решительности  мало,  нужен  ещё  и определённый опыт войны в горах. Фашисты всеми силами старались нейтрализовать действия партизан, предпринимали серьезные шаги для утверждения своего нового порядка на Апеннинском полуострове и открыли самую настоящую охоту за отрядами патриотов. С этой целью они готовили и проводили войсковые карательные операции  с  применением  авиации  и  артиллерии,  а  также  создали  отряды специального назначения, с привлечением обученных команд альпинистов.

В  начале  1944  года  фашисты,  предприняв  очередную  карательную экспедицию,  стянули  тысячи  солдат,  авиацию  и  горную  артиллерию. Завязались тяжелые, кровопролитные бои. Отбиваясь от наседавшего врага, сильно поредевший отряд Анджело уходил все выше в горы. Для  бригады  «Капеттини»  и  отряда  «Анжело»,  в  котором  сражался Николай Дрогавцев,  наступили  тяжелые  времена.  Спасали  только  горы, знание труднопроходимых дорог и высокогорных районов Ломбардии.

Для  прикрытия  отхода  отряда  Николаю  было  поручено  пулеметным огнем задержать продвижение фашистов на узкой горной дороге. Позиция была  удобной  для  ведения  огня.  Несколько  часов  в  одиночку  благодаря навыкам  обращения  с  пулемётом,  Дрогавцев  не  давал  неприятелю высунуться из-за поворота и выйти на этот участок, выигрывая драгоценные минуты  для  отхода  основных  сил  отряда.  Благодаря  этому  Анджело  увел свой отряд выше в горы, в район деревни Коста-Кавалерия.

Николай, улучив удобный  момент,  незаметно  ускользнул  от  фашистов, изможденный  и обессилевший, дошёл до деревни Петроговина, что находится недалеко от города  Варци.  Здесь  он впервые  встретился  с  бойцами  чехословацкого партизанского  отряда,  который  тоже  входил  в  состав  гарибальдийской бригады.  Командовал отрядом  Петрик Франтишек. Чехам приглянулся  Николай  Дрогавцев — русский  защитник  Италии. Наверное, близость языка или общее славянское начало дало себя знать. Их командиры  Петрик  Франтишек  и    Йозеф  Зайчик,  предложили  перейти нашему  земляку в  чешский  отряд, и  Николай согласился,  ведь из  Чехии было ближе пробиваться на родину, к своим. Командир  Анджело  отпустил  смелого  парня очень  неохотно. Руководители  итальянского  Сопротивления  высоко  оценили  боевой  вклад орловца, наградив его двумя высшими партизанскими знаками итальянского движения  сопротивления,  а  позже  ему  будет  вручена  «Гарибальдийская Звезда». Начались «чешские» партизанские будни русского парня в Италии.

В Петроговине партизаны обосновались прочно. За деревней вырыли окопы, установили артиллерию. Организовали караульную службу. Отсюда они совершали дерзкие налёты и уходили в смелые рейды по тылам врага. Один  из  таких  налетов  был  сделан  на  город  Вогера,  где  располагались альпийские  стрелки.  Переодевшись  во  вражескую  форму,  группа  чехов  и итальянцев погрузилась на автомашину и под покровом темноты въехала в город. Головной дозор, в котором был и Николай, бесшумно сиял часовых и двинулся к казарме, где стояли чернорубашечники! За ним — вся группа.

— Стой! Кто идет? — остановили партизан часовые.—Пароль!

Им  ответили  по-итальянски.  Часовые  пропустили  всю  группу. Внезапным ударом партизаны перебили казарменную охрану и ворвались в расположение врага. Последовала короткая стычка. Николай вновь блеснул дерзостью и отвагой. На свою базу партизаны возвратились без потерь и с богатыми трофеями. Вскоре  по  приказу  командования  отряд  переместился  в  деревню Кашина-Кастаньола, расположенную в  горном районе, в  семи километрах восточнее  городка  Вогера и  занял  боевую  позицию  примерно  в полукилометре  от  небольшой  церквушки,  на  горе,  с  которой  хорошо простреливалась  дорога  на  Варци. Такая  позиция  позволяла  держать  под контролем значительную территорию и непрерывно беспокоить врага. Одно  из  поручений  отряду  чешских  партизан  состояло  в  ведении наблюдения и совершении диверсионных актов в районе, прилегающего к дороге Вия-Эмилия, одной из важных дорог Северной Италии. Партизаны  закладывали мины и фугасы, захватывали пленных с целью определения планов и упреждения замыслов противника,  устраивали засады и нападения на  колонны.  В  одной  из  операций Николаю  удалось,  при  помощи  двух чешских  бойцов,  внезапно  напасть  на  небольшой  немецкий  транспорт, забрать две подводы оружия и захватить в плен пятерых немецких солдат.

Вскоре вермахт стянул сюда авиацию и артиллерию, а также горный спецназ альпийских  стрелков,  дополнительно  переброшенных  из  других районов Ломбардии. Но борцы оказались проворнее и хитрее противника. Маневрируя  и  быстро  перемещаясь,  они    загнали  его  в  ловушку.

Противостояние не на жизнь, а на смерть продолжалось несколько дней, но фашисты прорвали окружение и стали уходить.

В этот момент командование Сопротивления обратилось к чешскому отряду, в котором воевал Николай, с приказом задержать, во что бы ни стало неприятеля. Оперативная  подвижная  группа  партизан,  во  главе  которой  стал Звоничек,  немедленно  вышла  навстречу врагу.  Гарибальдийцы взяли  под свой  контроль дорогу,  однако  стрелять  Звоничек  не  разрешил.  Вызвав Николая Дрогавцева, Яна Вокруглика и ещё двух товарищей, он приказал вывести из строя каменный мост на дороге. А как это сделать? Взрывчатки под рукой не оказалось. Разобрать по камню? Уйдет много времени. Да и не успеть, потому что на дороге вот-вот должны появиться гитлеровцы. Казалось, ничего не придумать. Выручила  смекалка русского  парня.  Николай  предложил  просто пробить посреди моста дыру подручными средствами. Чехи не сразу поняли суть этого дерзкого предложения, настолько  оно было неожиданным. Затем, быстро взялись за работу, отчаянно долбили ломами киркой неподатливый камень. Каждый работал во всю силу своих рук, не обращая внимания на палящее  солнце, на  то,  что  невдалеке  уже  слышался  рев  немецких бронетранспортеров. Вскоре  посреди  моста  появился  основательный поперечный пролом. Смельчаки, пригибаясь, скользнули в кювет, и  с замиранием сердца стали наблюдать за появлением фашистов.

На  дороге  показались  броневики, мотоциклисты с  пулемётами  на люльках, потом появились автомобили с автоматчиками. Несколько первых вражеских  машин  вели  не прицельный  предупредительный  огонь  по сторонам. Вся эта мощь и несметная силища медленно катилась в сторону переправы. На  головной  бронемашине  заметили  что-то  неладное  на  мосту, остановились в тридцати метрах и послали солдата выяснить его состояние. Солдат вернулся и доложил обстановку. Дыра и разбросанные вокруг камни навели  противника  на  мысль,  что  он  заминирован.  Передовые  машины остановили  движение,  колонна  стала  непроизвольно  сжиматься,  задние напирали  на  передних.  У  моста  их  скапливалось  все  больше  и  больше. Образовалась пробка. Немцы стали выпрыгивать из машин. Чешский  командир  Звоничек в  этот  момент дал  команду  «огонь!». Свинцовые  струи  партизанских  автоматов  и  пулеметов  врезались  в  гущу врага.  Вспыхнули  автомашины,  загорелись  мотоциклы,  попятились  назад бронетранспортеры…

Колонна  была  не  просто  задержана,  чешский  отряд  практически  её уничтожил. Так находчивость русского парня помогла успешно выполнить непростое задание командования итальянского Сопротивления. Это  лишь  несколько  эпизодов  из  партизанской  жизни  Николая Владимировича  Дрогавцева,  которая  большей  своей  частью  останется незримой для нас.

Описать всю партизанскую жизнь и подробности будней тех лет невозможно. Слишком много времени прошло с тех пор. Вместе  с  чешским  отрядом  Николай  прибыл  в  освобожденную советскими войсками Прагу. К тому времени он уже был награждён тремя чешскими  наградамии  по  праву  праздновал  Победу  вместе  со  своими братьями по оружию. Вскоре чехи тепло провожали его в Россию, в родной Орёл.

Стояло первое послевоенное лето сорок пятого года. Николаю было в ту пору девятнадцать с половиной лет, впереди была целая жизнь. Вскоре  он  поступил  в  Орловский  машиностроительный  техникум. После его окончания с  отличием  Николаю  Владимировичу  предложили остаться в нём для трудовой деятельности-обучения учащихся работе на оборудовании и руководства их производственной практикой.

Долгое время  Н.В.  Дрогавцев  возглавлял  учебно-производственные мастерские техникума. Этому славному и почетному делу он посвятил свою жизнь.

В 1966 году Николай Владимирович  Дрогавцев получил  приглашение итальянского правительства посетить  страну, за которую сражался.

Умер герой в 1996 году. Похоронен  на Афанасьевском кладбище в Орле. В  семье  героя  бережно  хранятся  письма,  фотографии,  документы  и награды  периода  партизанских будней русского парня в Италии. Имя  Николая  Владимировича  Дрогавцева увековечено  на  мемориальной доске, установленной на здании школы, где он учился. Памяти  героя  посвящён  очерк  «Гарибальдиец» Юрия  Дмитриевича Коршунова,  выпускника  орловского  машиностроительного  техникума, сотрудника  Горного университета  в  Санкт-Петербурге,  который  любезно согласился предать из своего архива в  наш музей «Зеркало истории» фотокопии документов, посвящённые Н.В. Дрогавцеву. В своём очерке Ю.Д. Коршунов пишет о том, что дом, где жил Николай Дрогавцев, сохранился  по  сей  день: 

«Но  не  хватает  на  нём  только мемориальной  доски  из  знаменитого  итальянского  каррарского мрамора  в память о доблести и стойкости русского человека Николая Владимировича Дрогавцева. Но это ещё можно исправить».

автор Марина САМАРИНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Братья Даштоян в Брешии
    «Шли годы после войны, а из Италии приходили новые письма в разные края Советской страны. Поседевшим итальянским партизанам не было покоя. Они ходили
  • Гарибальдиец из села Максимовка — Широков
    С каждым днём становится всё дальше от нас героические и трагические годы Великой Отечественной войны. Время неумолимо идёт вперёд, но вместе с тем
  • Мать и отец
    Судьба Анастасии Фоминичны Куприяновой сложилась, не легко, в 45 лет она потеряла первого супруга и осталась с четырьмя детьми одна. Спустя 4 года,
  • Гость виллы «Трёх слонов»
    «Не спится ветру,Нет ему покоя…»Людмила Татьяничева Отгрохотали последние залпы орудий по рейхстагу. Улеглась пыль над руинами Берлина, и в
error: Content is protected !!