Italian IT Russian RU

Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

Выжил, чтобы бороться

В одном из центральных районов города Баку установлен памятник Герою
Советского Союза Мехти Гусейн-заде. Когда-то сюда с букетом живых цветов
часто приходил полковник милиции в отставке Мирдамат Агамир оглы Сеидов.
Он всматривался в знакомые черты лица, застывшие в граните, и мысленно
возвращался в прошлое, в грозные военные годы, вспоминая товарищей по
оружию — павших и живых, эпизоды своего ратного пути, отмеченного многими
советскими, итальянскими, югославскими боевыми орденами и медалями.
Раз за разом вспоминая каждого из ветеранов, общение с ними, возвращаясь к тем или иным эпизодам их героических судеб, осмысливая величие подвига, пройденного жизненного пути, невольно задумываешься над глубочайшей по своему духовному содержанию и философскому смыслу фразой А.Жуковского:

Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию: были.


С Мирдаматом Сеидовым я познакомился в пору своей лейтенантской юности. Нам, молодым офицерам, он тогда казался человеком из легенды. Мы знали, что он герой Сопротивления, отважный воин, сражавшийся вместе с героем Советского Союза Мехти Гусейн-заде. Вполне естественным было желание побольше узнать об этом незаурядном человеке с фронтовой судьбой, полной тяжелейших испытаний. Тогда я не мог предположить, что через какое-то время буду служить с ним в Управлении уголовного розыска МВД республики.
Подтянутый, с завидной строевой выправкой, сухощавый, чуть выше среднего роста, с мужественным лицом и мудрыми, немало повидавшими на своем веку глазами, полковник милиции Сеидов держался со всеми сослуживцами одинаково уважительно. За его внешней сдержанностью уже при первом приближении открывалась доброжелательность и всегдашняя готовность откликнуться на просьбу о помощи. Он вызывал уважение своим ответственным отношением к служебным обязанностям, высокой внутренней дисциплиной, непримиримостью к малейшим нарушениям закона.
У него учились оперативному мастерству, штабной культуре. Он часто проводил занятия с офицерами по служебной подготовке, и всегда они проходили живо, интересно, с большой познавательной отдачей. Служебные командировки с ним по расследованию тяжких преступлений запоминались его неординарными оперативно-розыскными действиями по отработке тех или иных версий и, соответственно, раскрытию уголовных посягательств, задержанию преступников.
Со временем, исподволь, у меня стало складываться собственное впечатление об этом человеке. Из разговоров с ним я по крупицам узнавал какие-то подробности из его фронтовой судьбы и служебной биографии.
Как и миллионам людей, война прервала мирный ход его жизни. С первых же дней войны, а они совпали с окончанием техникума, Мирдамат Сеидов с однокашниками стали добиваться отправки на фронт. «Когда
будет нужно, мы вас вызовем», — отвечал немолодой усталый военком Мирдамату и его друзьям. Но они продолжали ходить ежедневно, всякий раз убеждая, что именно их, «ворошиловских стрелков», спортсменов ОСО-АВИАХИМа, надо в первую очередь отправлять на фронт. И добились-таки своего. И в августе 42-го года вместе с другими призывниками был отправлен в действующую армию. После ускоренного курса военной подготовки красноармеец Сеидов оказался на передовой. Его зачислили в 677-й зенитно-артиллерийский дивизион 388-й стрелковой дивизии, входившей в состав Приморской армии и оборонявшей Севастополь вместе с другими соединениями и частями морской пехоты. Положение складывалось критическое.
Вот как охарактеризована сложившаяся обстановка в краткой истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, изданной военным издательством Министерства обороны СССР в 1965 году.

«Защитники Севастополя сопротивлялись организованно и упорно. Оторванные от главных сил Красной Армии, они сдерживали натиск упрямо рвавшегося вперед врага, отбивая его яростные атаки. Стонала земля, сотрясаемая взрывами артиллерийских снарядов и авиационных бомб, в воздухе стоял непрерывный грохот канонады. Насмерть бились советские воины… Неувядаемой славой покрыли себя воины Приморской армии и черноморцы».

За долгих девять месяцев ежедневных ожесточенных боев Мирдамат не досчитался многих боевых товарищей. Над Севастополем нескончаемо бушевал свинцовый смерч. Его дивизион потерял две трети личного состава, но держался из последних сил, отбивая атаки танков и пехоты гитлеровцев. Мирдамат был дважды ранен, но продолжал вести огонь.

Положение защитников Севастополя становилось безнадежным, огненный ураган авиации и артиллерии врага смертоносно прошелся по их позициям. На всю жизнь запомнил, как бушевал свинцовый ураган, как под ливнем мин и снарядов, вжимаясь в перемешанную с кровью и осколками землю, порвав на бинты все нательные рубахи, потеряв счет времени, насмерть стояли друзья-батарейцы, оттесненные к самому морю.
Только в одном бою, 2 июля 1942 года, артиллеристы подожгли шесть танков и сбили три самолета, уничтожив до батальона вражеских автоматчиков.
Дважды, в голову и правую руку, был ранен в тот день рядовой Сеидов, но, стиснув зубы, продолжал
стрелять. От их батареи осталась горстка израненных бойцов и одно орудие, когда лавина огня буквально охватила их позицию. Рядом раздался сильнейший взрыв, и вверх взметнулись столбы дыма и
пламени…
Когда Мирдамат, истекающий кровью, полузасыпанный землей и оглушенный взрывом, пришел в себя, над ним стояли двое гитлеровских автоматчиков. Чтобы не расстреляли лежачим, он, превозмогая
боль, заставил себя встать.


Ему приказали идти и присоединили к группе других военнопленных, большинство из которых были ранены. Потом конвоиры построили их в колонну и под палящим солнцем, без воды и питания, погнали, подгоняя отрывистыми командами и безжалостно расстреливая отставших. Все это было как во сне. Они поддерживали друг друга, понимая, что как только остановишься или опустишься на землю, прозвучит автоматная очередь.
Кружилась голова, нестерпимо болела и кровоточила раненая левая рука, осколок в которой останется с ним до конца жизни. Какие нечеловеческие муки пришлось ему пережить! Им тогда владела одна мысль – несмотря ни на что, выдержать все это, бежать и снова взять в руки оружие, бить ненавистного врага. Спустя несколько суток их загнали в товарные вагоны и повезли через всю Европу.

Тогда он дал себе слово — обязательно выжить, все
превозмочь, чтобы отомстить за павших и живых.

Уже на месте Мирдамат узнал, что они находятся в лагере для военнопленных в Словении, недалеко от Триеста.
Слегка оправившись от ран и контузии, Мирдамат решил бежать. Как раз в этот период он встретился в лагере со своим земляком Мехти Гусейн-заде. Оба поняли друг друга с полуслова, вместе продумали план действий, соблюдая конспирацию, постепенно сформировали группу военнопленных для ведения подпольной работы и нашли возможность связаться с партизанами Словенского Приморья.
Через связную одного из отрядов, действующих в той местности, сообщили о себе и получили первое задание: организовать побег нескольких военнопленных. С ним они справились успешно.
Подпольная организация разрасталась. Благодаря ей побеги военнопленных становились все чаще, и фашисты значительно усилили меры предосторожности, пытались установить организаторов. Под подозрение мог попасть Мирдамат и его товарищи. За ними установили слежку и стали поочередно вызывать на допросы. Понимая возрастающую угрозу, подпольщики успешно бежали – сначала к партизанам, а потом стали бойцами 31-й дивизии 9-го корпуса народно-освободительной Армии Словении.
Бесстрашие, находчивость, военный опыт Мехти и Мирдамата, умелое выполнение поставленных задач были отмечены командованием, принявшим решение перевести их в диверсионно-разведывательную группу штаба народной защиты Южно-Приморского округа.
Спустя некоторое время о наших земляках и их боевых делах заговорили в Словенском Приморье. В боевом строю со своими братьями по оружию они совершали внезапные налеты на вражеские гарнизоны, устраивали засады, уничтожали колонны с боевой техникой и живой силой, громили полицейские посты, узлы коммуникации и связи, минировали транспортные артерии.
Гитлеровцы были всерьез обеспокоены активизацией диверсионных действий. Они предприняли дополнительные меры по установлению и задержанию храбрецов. Повсюду вывешивались объявления с обещанием больших сумм денежного вознаграждения за содействие в этом, но среди местных жителей предателей не было.
Мехти, за которым закрепилось имя Михайло, Мирдамат, которого друзья называли Иване Русски, со своими боевыми товарищами наводили ужас на врага. Хорошо владея немецким языком, они зачастую при выполнении поставленных разведывательных задач, захвате «языков«, использовали форму военнослужащих вермахта. Их отчаянная смелость и результативность проведения диверсионных операций наводили на оккупантов ужас.
Гитлеровцы вынужденно значительно усилили численный состав своих гарнизонов. Дополнительно прибыли карательные эсесовские подразделения. Их задача была – максимально блокировать отряды бойцов Сопротивления в горах, отрезать от населенных пунктов. Фашисты предпринимали огромные усилия, чтобы взять всю прилегающую территорию под свой контроль, но повсюду получали решительный отпор.
В одной из неравных схваток в селении Витовля пал смертью героя Мехти Гусейн-заде. Группа Мирдамата продолжала сражаться. Вместе со своими товарищами он осуществил несколько успешных налетов на различные воинские объекты оккупантов, казармы, склады артвооружения, места концентрации авто и бронетехники. Но во время подготовки очередной дерзкой операции он попал в облаву и был арестован гестаповцами.
У него были документы прикрытия на имя Марио Милича. Не добившись от него ничего в ходе жестоких допросов, сопровождаемых избиениями, его, как неблагонадежного местного жителя, полуживым отправили в Дахау.
В этом зловещем лагере смерти, где проводились античеловеческие опыты над людьми, он был обречен на гибель, но ему чудом удалось ее избежать. Помогли подпольщики, работавшие в лазарете – украинец Александр Коваленко, югославы Андрей Мерцек, Владо Врабец, Даниэль Брежич. Ночью накануне расстрела они сумели достать ему одежду умершего под пытками узника-чеха и тайно перенесли в другой барак. Так смерть в который раз снова отступила от него. А 29 апреля 1945 года заключенные Дахау были освобождены
войсками союзников, и вскоре наступил долгожданный День Победы.


Вернувшись домой, Мирдамат поступил в институт, по окончании которого работал в школе преподавателем. Спустя некоторое время ему предложили службу в органах внутренних дел. Подумав, согласился, поскольку чувствовал потребность быть там, где труднее, и посвятил службе около тридцати лет своей жизни. Уже в мирные годы ему не раз приходилось рисковать жизнью, задерживать опасных преступников, раскрывать тяжкие преступления. Мирдамат Сеидов проработал на различных оперативных, а затем — руководящих должностях.

Ушел в отставку в звании полковника милиции. Его ратный путь был отмечен многими наградами. Рядом с советскими орденами и медалями – югославские «За храбрость» и «За заслуги перед народом», итальянские «Медаль Гарибальди» и «25 лет Победы над фашизмом» и другие.
Работа в органах внутренних дел ветерана-фронтовика неоднократно отмечалась наградами за высокие показатели в борьбе с преступностью, профессионализм и образцовое выполнение служебного долга.
На протяжении всей своей жизни Мирдамат Агамир оглу Сеидов был предан фронтовому братству, продолжал поддерживать тесные контакты со своими боевыми друзьями. Как правило, в день Победы он ежегодно получал много писем и поздравительных телеграмм от ветеранов Сопротивления, участников обороны Севастополя. Ему сообщали, что в Югославии в газетах и журналах, книгах было опубликовано немало статей, посвященных отважным воинам Мехти Гусейн-заде и Мирдамату Сеидову.
Их помнят и сегодня, спустя семьдесят пять лет после великой Победы. Потомки ветеранов могут по праву гордиться их весомым вкладом в Победу над фашизмом.

Источники: ВАЛЕНТИН ДЖУМАЗАДЕ

Литературный Азербайджан № 5, 2020г.

Газета МВД РФ «Щит и меч» №23 2014г.


Справка:

Сеидов Мирдамат Агамир-оглы

Дата рождения: 25.04.1922

Место рождения: Азербайджанская ССР, Ханларский р-н, с. Кизылджа

Наименование военкомата: Кировабадский ГВК, Азербайджанская ССР, г. Кировабад

Дата поступления на службу: __.08.1941

Воинское звание: мл. лейтенант

Наименование воинской части: 880 зенап,партиз. отряд Югославия

Президиум ВС СССР
Наименование награды: Орден Отечественной войны I степени
Дата документа: 06.05.1957
(фото Записи из проекта Дорога Памяти, Бессмертный полк — Гасанова Айнур Шамиль кызы)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Выжил, чтобы бороться
    В одном из центральных районов города Баку установлен памятник Герою Советского Союза Мехти Гусейн-заде. Когда-то сюда с букетом живых цветов часто
  • Боткин Александр Сергеевич
    Военно-морской врач, гидрограф, изобретатель, лейтенант российского флота исследователь Северного Ледовитого океана и озера Байкал. Четвёртый сын из
  • Честь человека
    В Институт Истории сопротивления города Пистойя, пришло письмо из далекой России, а именно из Перми. Автор письма просила помочь реабилитировать
  • Браццано — забытые Родиной …
    «Im Leben feind, im Tod vereint» «Враг в жизни, объединенный смертью» О Первой мировой войне, о событиях и последствиях этого конфликта,
  • 125 лет со дня рождения Г.К. Жукова
    Жуков – гениальный военачальник, решительный и талантливый командир. После ВОВ за ним в народе прочно укрепилось имя «Маршал Победы», хотя некоторые,
  • Советские планы послевоенного мира
    К началу 1944 г. международное положение СССР заметно укрепилось, и немаловажную роль в этом сыграли замечательные победы на полях сражений,
  • Стоит над горою Алеша …
    Есть в старинном городе Пловдив памятник, который известен практически во всем мире. От наших дней его отделяет уже целая эпоха, но он близок почти
  • Эсперия-Фальватерра-Амазено
    В продолжение проекта места памяти и славы, 2 ноября 2021 года члены комитета продолжили поиск наличия захоронений граждан СССР в провинции
error: Content is protected !!