Комитет по военно-историческому движению соотечественников и патриотическому воспитанию молодёжи в Италии

Посол Италии в СССР — Пьетро Куарони и его жена Лариса

30 ноября 1943 года, впервые после начала Великой Отечественной войны, итальянский дипломат переступил порог дипмиссии СССР в Кабуле. К этому времени итальянское посольство в Афганистане перестало быть враждебным советскому и превратилось в неформальное союзное представительство Италии.

Посол Италии Пьетро Куарони

Контакты между дипмиссиями СССР и Италии начали развиваться: 25 марта 1944 года Москва запросила у посольства СССР в Афганистане характеристику на итальянского посла в Кабуле П.Куарони, а уже 14 апреля 1944 года из НКИД СССР пришло сообщение о назначении П.Куарони представителем итальянского правительства в Москве. К этому сообщению прилагалась телеграмма от маршала Бадольо для передачи Куарони, подтверждавшая его новые полномочия.

Предшествовали этому событию  несколько моментов, случившихся летом 1943 года, когда успешная высадка англо-американских войск на Сицилии и дальнейший ход военных операций союзников против фашистской Германии и её сателлитов в Средиземноморье способствовали кардинальным переменам в развитии внутриполитической обстановки в регионе.

25 июля 1943 года в Италии был совершен государственный переворот. По приказу короля Виктора Эммануила III фашистский диктатор Б.Муссолини был арестован, а формирование итальянского правительства поручили маршалу Бадольо. Новое правительство Италии капитулировало перед союзниками, разорвало все отношения с нацистской Германией и 13 октября 1943 года объявило ей войну. В тот же день антигитлеровская коалиция в составе СССР, США и Великобритании признали Италию совместно воюющей стороной.

23 сентября 1943 года из дипмиссии СССР в Кабуле в Москву пришло срочное сообщение: «22 сентября 1943 года по местному радио с одновременной публикацией в кабульских газетах было передано Заявление итальянского посланника в Афганистане Пьетро Куарони. От себя лично и всех членов дипмиссии он официально уведомил Министерство иностранных дел Афганистана, что они считают правительство короля Италии своим законным правительством и сообщают ему о своей верности и преданности».

По указанию Британского правительства английская дипмиссия в Кабуле должна была взять на себя все расходы по содержанию итальянского представительства в Афганистане. Взамен Лондон потребовал, чтобы связь П.Куарони с итальянским правительством осуществлялась только через посольство Великобритании, а сам итальянский посол должен был сообщить англичанам все о своей предыдущей подрывной работе против союзников в Афганистане.  29 сентября 1943 года британский посол Дж.Сквайр посетил посольство СССР в Кабуле и сообщил временному поверенному в делах СССР И.В.Самыловскому о предстоящей встрече с Куарони. Он особо отметил, что ему приказано привлечь П.Куарони и весь персонал итальянской дипмиссии к сотрудничеству и получить от них все сведения, которые могли бы быть полезны для союзников в войне против Германии.

Одновременно посольство Великобритании не спешило ставить в известность советскую сторону о сведениях, полученных от П.Куарони. Впоследствии стало известно, что П.Куарони неоднократно ставил перед Д.Сквайром вопрос о том, как установить отношения с советским посольством. Британский дипломат обещал прояснить эту ситуацию, но тянул с ответом несколько месяцев. Каждый раз он сообщал Куарони, что советский поверенный в делах в Афганистане еще не получил соответствующих инструкций из Москвы.  Англичане явно не были заинтересованы в знакомстве итальянцев с представителями советской дипмиссии до тех пор, пока не закончат с ними собственные беседы.

Итак, Куарони в Москве. Что послужило причиной назначения П.Куарони — недавнего члена Национальной фашистской партии Италии — послом при большевистском правительстве; историк Ю.Л.Кузнец по этому поводу писал: «Итальянский посол в Афганистане Куарони получил ответственное назначение — ему предстояло переехать в Москву и в качестве посла новой Италии восстановить традиционно дружественные отношения между нашими странами, прерванными Муссолини. При этом учитывалось, что Куарони никогда не был фанатичным фашистом и ограничивался выполнением чисто посольских обязанностей, не вел активной работы против СССР, находясь в Афганистане, а также владел русским языком и был женат на русской».

В автобиографической книге «Мир посла» итальянский дипломат ограничился лишь туманными полунамеками по поводу своего назначения в Москву. Он, в частности, вспоминал: «В странной форме я узнал, что меня направляют в Москву… Чашу унижения пришлось испить до дна в связи с принятием этого решения. Это было неожиданно при одновременном соблюдении протокола и всех почестей в отношении представителя Италии».

Пьетро Куарони – кто он

Кто был Пьетро Куарони, почему советское правительство решило поставить его во главе итальянской дипмиссии в СССР, зная его принадлежность к правящей фашистской партии Муссолини, и кем была его русская жена Лариса? По данным, полученным из публикаций, Пьетро Куарони родился в Риме в 1898 году в семье итальянского архитектора. После окончания средней школы поступил в Римский университет, проявив большой интерес к изучению права, философии и истории международных отношений. Обладал незаурядными способностями к изучению иностранных языков. В конце Первой мировой войны Куарони был призван в армию и в должности командира батальона принимал участие в боевых действиях. В 1918 году, благодаря знанию русского и английского языков, был направлен в распоряжение международной военной миссии, прикомандированной к штабу генерала Врангеля — одного из руководителей Белой армии на юге России. По имевшимся сведениям, в годы Гражданской войны и иностранной интервенции в России Куарони сумел совершить «путешествие» по Украине и даже взять интервью у известного анархиста Нестора Махно. После окончания военной службы Куарони завершил свое обучение на юридическом факультете Римского университета и был принят на работу в МИД Италии.

В июле 1925 года П.Куарони продолжил свою дипломатическую карьеру теперь уже в Москве. Как отмечает Лучано Монцали — биограф П.Куарони, интерес к русскому миру молодого итальянца постоянно возрастал и особенно усилился после встречи с Ларисой — дочерью бывшего царского генерала из княжеского рода Чегодаевых, хорошо известного среди русско-татарской знати в Поволжье. Еще до первых революционных потрясений в России, в начале ХХ века, семья Чегодаевых переехала в Москву, где в 1904 году родилась Лариса. В первопрестольной столице мать Ларисы рассталась с первым мужем и вышла замуж во второй раз за Н.Чагина, чью фамилию и унаследовала Лариса. Воспитанная в состоятельной аристократической семье, Лариса с детства изучала иностранные языки, особенно преуспев в английском и французском. После большевистской революции она начала работать в составе международных экономических организаций, которые помогали новому большевистскому правительству в разработке и запуске Новой экономической политики. В 1927 году романтические отношения Пьетро Куарони и Ларисы Чагиной, развивавшиеся под неусыпным контролем советской контрразведки, завершились бракосочетанием в Москве, сначала в православной церкви, а затем католическим обрядом в часовне посольства Франции. Однако сразу после свадьбы Л.Чагина была арестована за нарушение советского законодательства, запрещавшего гражданам СССР сочетаться браком с иностранными подданными. Лариса оказалась, как сейчас принято говорить, в подвалах НКВД на Лубянке. «Пылкий Ромео» приложил немало усилий, чтобы добиться освобождения своей суженой. После трехмесячного тюремного заключения Ларисы молодая пара наконец-то воссоединилась и в 1928 году покинула пределы СССР.

Трудно было объяснить, каким образом дочь бывшего царского генерала — родовитая дворянка, то есть чуждый социально-классовый элемент для первого в мире рабоче-крестьянского государства, смогла получить престижную работу в структурах, связанных с международными организациями и повседневными контактами с иностранцами. Во-вторых, вызывало удивление решение советских инстанций, позволившее выехать из СССР не только Л.Чагиной. Вместе с Ларисой за границу выехали ее мать и отчим. Разрешение на выезд из Советского Союза получила также и их гувернантка. В посольстве Германии в СССР, например, заподозрили неладное в случае с Л.Чагиной. Впоследствии об этих подозрениях рассказал бывший секретарь германской дипмиссии в Москве Вальтер, который накануне Великой Отечественной войны находился в командировке в Афганистане. Этой информацией он поделился с послом Третьего рейха в Кабуле Гансом Пильгером. В свою очередь, германский посол, оказавшийся летом 1945 года в Бутырской тюрьме в Москве, на допросе заявил по этому поводу следующее: «У меня не было точных сведений о причастности жены Куарони к шпионской работе в пользу русских».

В ходе подготовки материалов, из итальянских источников выяснилось, что в 2019 году в Тиране состоялась фотовыставка, организованная внучкой Ларисы Чагодаевой. К сожалению, не представляется возможным увидеть представленные на выставке фотографии, сделанные собственноручно Ларисой на фотокамеру Rollei 610.

Итак, семья направилась в Албанию, затем, в Грецию, и наконец, «…осенью 1936 года, — писал Куарони, — океанский лайнер пришвартовался в порту Бомбея, и я вместе со своей женой Ларисой Куарони ступил на территорию Британской Индии».

Межплеменные конфликты, стычки из-за пастбищных угодий и контрабанда наркотиков представляли собой норму жизни в регионе. Местные племена также практиковали похищения женщин из семей британской колониальной администрации с последующим их выкупом. Все это определяло суть традиционного уклада местного сообщества пуштунов. Однако такого рода опасности ни в коей мере не смущали Ларису Куарони, и она, по признанию своего мужа, неоднократно в одиночку посещала рынки и торговые лавки Пешавара, расположенные как в центре города, так и на его окраинах.

Резидентура советской разведки в Афганистане внимательно отслеживала все контакты Ларисы Чагиной в дипломатическом корпусе при кабульском дворе, а также и высших эшелонах власти королевства. Благодаря своему общительному характеру, жена итальянского посла Л.Куарони стала заметной фигурой в афганском высшем обществе. Она даже была вхожа в семью министра двора королевства Ахмеда Шах-хана. Этот вельможа являлся самым влиятельным царедворцем в Афганистане, его связывали самые близкие родственные узы с королем М.Захир Шахом. Сотрудник абвера А.Цугенбюллер, работавший под крышей посольства Третьего рейха в Кабуле, отмечал: «Итальянцы получали интересующие их сведения через министра двора Ахмеда Шах-хана, с которым жена Куарони, — русская, с ее слов, княжна, поддерживала дружественные отношения. Жена Куарони, кроме того, часто посещала жен министра двора и жен крупных афганских чиновников и с их помощью собирала крайне важную для итальянцев информацию. Эти данные через П.Куарони передавались послу Германии в Афганистане Гансу Пильгеру». По признанию А.Цугенбюллера, когда Италия вышла из войны, немцы лишились этого источника информации.

Советская резидентура в Кабуле регулярно направляла донесения, в которых так или иначе упоминалась жена итальянского посла в Афганистане — Лариса Куарони. Поэтому советские компетентные органы запросили в дипмиссии СССР в Кабуле информацию по Ларисе Чагиной и ее характеристику. Например, в перехваченном донесении немецкого разведчика Ф.Брандта в Берлин от 7 февраля 1942 года говорилось: «О госпоже Куарони следует сказать еще следующее: по происхождению она русская татарка. Она покинула Россию лишь в 1928 году и настроена чрезвычайно положительно к России и даже к большевикам». По всей видимости, руководство советской внешней разведки решило рискнуть и предпринять вербовочный подход к Ларисе Чагиной. Контакт состоялся и получил продолжение: Л.Чагина участвовала в одной деликатной операции, порученной резиденту советской разведки в Афганистане М.А.Аллахвердову. Резидент советской разведки в Афганистане М.А.Аллахвердов поручил своей агентуре проверить персонал британской миссии в Кабуле на возможную причастность к гибели 26 бакинских комиссаров. Аналогичное задание, вероятно, получила и Лариса Чагина.

В ходе экскурсии в Бамиан с послом Великобритании в Кабуле Д.Сквайром англичанин в непринужденной беседе рассказал, что когда-то он бывал на Кавказе, в частности в Баку. «Моя жена, — продолжал далее П.Куарони, — шутя спросила Сквайра, не имел ли он какого-либо отношения к расстрелу 26 бакинских комиссаров, это очень смутило Сквайра». Этот вопрос, пояснил П.Куарони, возник в связи с беседой об ответственности тех или иных лиц в современной войне.

В первые же дни знакомства с И.В.Самыловским, Куарони обратился к нему с просьбой прислать собрание сочинений А.С.Пушкина в их резиденцию: «Жена у меня, как Вам известно, — русская. Она хотела бы почитать детям пушкинские сказки».

Только после проверки сведений касаемых имен афганцев, тайно работавших на итальянскую и немецкую разведки, обстоятельных бесед И.В.Самыловского и резидента советской разведки в Афганистане М.А.Аллахвердова с П.Куарони, они с женой отбыли из Кабула в Москву 8 мая 1944 года.

В Москве

Вручение верительных грамот послами иностранных государств в Москве. 1945 год

На завершающем этапе Великой Отечественной войны итальянский вопрос в отношениях «Большой тройки» приобрел особое значение. Западные союзники стремились расширить свое влияние в Италии, чья территория находилась в сфере действий англо-американских войск. Без каких-либо консультаций с Москвой союзники де-факто признали правительство маршала Бадольо и вступили с ним в переговоры. Всеми доступными способами США и Великобритания пытались отстранить Советский Союз от полноправного участия в итальянских делах. Подобная активность вызывала в Кремле настороженность и явное раздражение. По этому поводу И.В.Сталин высказался следующим образом: «Я считаю, что назрело время для того, чтобы создать военно-политическую комиссию из представителей трех стран — США, Великобритании и СССР — для рассмотрения вопросов о переговорах с различными правительствами, отпадающими от Германии. До сих пор дело обстояло так, что США и Англия сговариваются, а СССР получал информацию о результатах сговора двух держав в качестве третьего пассивного наблюдающего. Должен Вам сказать, что терпеть дальше такое положение невозможно. Я предлагаю эту комиссию создать и определить ее местопребывание на первое время в Сицилии».

Жестко отстаивая равную роль СССР в итальянских делах, И.В.Сталин добился, чтобы во второй половине 1943 года была создана Военно-политическая комиссия по Италии с участием Советского Союза. Затем на Московской конференции министров иностранных дел союзных держав (1943 г.) была дополнительно сформирована еще одна структура — Консультативный совет по вопросам Италии. К неудовольствию союзников советское правительство последовало их же примеру и установило прямые отношения с правительством Бадольо без каких-либо консультаций с представителями США и Великобритании.

4 июня 1944 года Рим был освобожден англо-американскими войсками от немецкой оккупации. Италия заново обрела статус суверенного и независимого государства. Ее новому правительству предстояло определить свое место в послевоенной системе международных отношений. Возобновление дипломатических отношений между СССР и Италией было осложнено давлением англо-американских союзников на правительство Бадольо, которому без согласия союзного верховного главнокомандующего в Италии запрещалось вступать в какие-либо соглашения с любой иностранной державой.

В марте 1944 года СССР и Италия договорились об обмене дипломатическими представителями. С итальянской стороны на этот пост был назначен П.Куарони, с советской стороны — советник представителя СССР в Союзной контрольной комиссии (СКК) М.А.Костылев.

25 октября 1944 года между СССР и Италией были установлены уже дипломатические отношения на уровне посольств. Послом СССР в Италии назначен М.А.Костылев, послом Италии в Москве — П.Куарони.

Несмотря на то, что Сталин сделал выбор в пользу П.Куарони, новый итальянский посол в Советском Союзе не имел каких-либо привилегий, а на дипмиссию Италии в Москве режим наибольшего благоприятствования вообще не распространялся. Наоборот, в течение всего срока пребывания на посту посла Италии в Москве, то есть почти три года,

П.Куарони так и не удалось получить здание, соответствующее нуждам посольства. Итальянское посольство функционировало в странных условиях: как следует из итальянских источников, сотрудники дипмиссии, проживая в советской гостинице с ее «немыслимыми» запретами, были вынуждены работать фактически в собственных номерах.

В заключение хотелось бы отметить, что ответов не полученные вопросы чрезвычайно мало, доподлинно неизвестно кем именно был итальянский посол Куарони, и что особенно интересно – кем на самом деле была его жена, Лариса. В итальянских изданиях нет информации об её влиянии на ход истории,  её действиях, предпринимаемых в частности, в Афганистане, равно как нет и фотографий этой женщины. Возможно, эта информация пока засекречена, но имеется в архивах РФ, ну что же, подождём…

Что же Пьетро Куарони после своего возвращения из Светского Союза? Посол в разных странах Европы, вплоть до 1964 года, зетем по возвращении на родину был назначен RAI, впоследствии возглавлял итальянский Красный Крест. Но это уже другая история.

Использованы материалы «Международная жизнь» 2021 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Уральский следопыт
    Захаров Стефан Антонович (1920 — 1995) Старший брат моего отца Стефан Антонович Захаров фактически взял на себя обязанности по моему
  • Любовь рожденная на войне
    Джапаридзе Лаврентий Варденович (1919 — 2012) Всего несколько советских партизан остались в Италии, после войны. Об истории двух наших
  • Гарибальдиец из Татарстана
    САЛИМГАРЕЕВ АХМЕТВАЛИ САЛИМГАРЕЕВИЧ Партизан – гарибальдиец Италии (в партизанах псевдоним Салимов Василий Семенович). Родился 1906 г в с.Биклянь
  • Николай Михайлович Горшков. Резидент внешней разве…
    Уйдя на заслуженный отдых, он любил по вечерам прогуляться по любимому проспекту Мира. Прохожие редко обращали внимание на невысокого, элегантно
  • По прозвищу «Серафино»
    Найден еще один рязанец, сражавшийся, как и Федор Полетаев, в рядах итальянского Сопротивления. Студенты рязанского и генуэзского университетов,
error: Content is protected !!